Дорожное

- "Ещё месяц! А тут девчата такие красивые ходят!" - вдруг обратился ко мне охранник. Его широкое добродушное лицо и южно-русский говорок подсказывают мне: что оторвали этого молодца от титьки и прямо с сеновала отправили в далёкую, холодную Москву; поселили в общаге с чужими дядьками; и остаётся ему только глазеть на недоступные прелести и немножечко вздыхать. Предательски тянется его рука шлёпнуть по округлому заду, да только не будет ему в ответ заливистого смеха и ласкового матерка, а светит протокол и прочая унылая проза.